• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
23:57 

Дракон

Вначале я был огнедышащим драконом. Ловил принцесс, поедал их в своей пещере и был счастлив вполне. Пока ко мне не пришел человек в белых доспехах с алым цветком на гербе, а вместе с ним куча людей с вилами и факелами. Когда моя голова отделилась от шеи и летела в костер, я подумал, что в следующей жизни обязательно буду рыцарем.

Жизнь рыцаря была полна великих подвигов и прекрасных женщин. Я больше не поедал принцесс — я их освобождал и делал дамами сердца. Было довольно весело. Поначалу мне по старой памяти не нравилось убивать драконов, но потом я привык и к этому. Пока в одной темной пещере не встретил белого дракона с алым узором на шее. А вместе с ним — еще с десяток драконов поменьше. За минуту до того, как стать горсткой пепла, я подумал, что здорово, когда у тебя десяток драконов поменьше. Или сотня крестьян с вилами.

В следующей жизни я был феодалом. Построил мощный замок, завел три сотни крестьян и каждому купил по трое вил. Специальный кузнец каждую неделю натачивал эти вилы, а раз в месяц я устраивал военные смотры. Три сотни крестьян три часа маршировали с вилами, а в конце протыкали соломенное чучело дракона и глиняную фигурку рыцаря — на всякий случай. Потом я женился, и у меня родилась дочь. Она выросла, стала писаной красавицей, но только к нам в замок потянулись женихи со всего света, как опять все пошло не так. Вначале умерла жена, потом с юга прилетел белый дракон — украл дочку, сжег поля, а за компанию еще и соломенное чучело дракона с глиняным рыцарем. Причем сделал все так быстро, что крестьяне свои вилы даже схватить не успели.
Но на этот раз я не отчаялся, вспомнив, что кроме крестьян мне нужен рыцарь. Устроив турнир, благо желающих хватало, выбрал самого сильного и храброго, предварительно отсеяв всех кандидатов в белых доспехах – по старой памяти. Полагаясь на свой богатый опыт, снабдил рыцаря тремя сотнями крестьян, вручив каждому вилы и факел, и отправил их спасать принцессу. А сам стал ждать, три раза в день смотря на юг в подзорную трубу.
Через месяц на горизонте появилась черная точка. Когда она приблизилась, я различил в ней рыцаря на коне, а еще через пять минут понял, что позади героя сидит моя дочь! Я тотчас приказал слугам трубить в рог и готовить великий пир. Они въехали в ворота замка, всадник спешился и галантно помог принцессе спуститься с коня. Я крепко обнял дочь, вручил рыцарю полцарства – так было принято – и пригласил их за стол. Попивая вино, я спросил у храбреца: «Долго ли катилась голова дракона, пока не исчезла в костре из тысячи факелов?» Однако на это он ответил, что дракон жив. Видя недоумение на моем лице, он с восхищением сообщил, что идея послать с ним триста крестьян была просто отличная, поскольку дракон с радостью обменял на них одну принцессу. Дочь сказала, что беременна, а еще поблагодарила за партию вил, которые они продали торговцу за сто золотых. После обеда оба объявили, что спешат, и уехали, оставив меня одного. Смотря им вслед, я заметил, что под развевающимся плащом рыцаря надет белый камзол, на рукаве которого красуется издевательский алый герб.

Его план был идеален. Убедиться, что дракон спит, подкрасться к нему и одним точным движением отделить голову от тела. Потом он бы целовал руку освобожденной принцессе, грузил на коня мешки с добычей… Но все пошло не так, когда он разбудил дракона, зацепившись мечом за груду золота. В следующее мгновение струя драконьего пламени ударила в щит, и красный цветок на нем сделался черным. Рыцарь нацелил оружие в стык между чешуйками на шее монстра, вложив в удар всю свою мощь…
За секунду до того, как меч сломался, я подумал, как здорово быть сломанным мечом, если тебя держит в руках рыцарь в белых доспехах с алым цветком на гербе.
Но все же еще лучше быть огнедышащим драконом.

@темы: Творчество

23:53 

Я скоро вернусь

Резкий порыв ветра распахивает окно, и осколки стекла со звоном осыпаются на пол. Она сидит у ослабевшего огня, заслоняя его собой, обнимая, будто дитя. В комнате полумрак, виден лишь ее сгорбленный силуэт и густые волосы, через которые прорывается пламя. Она не боится жара, в ее холодном мире этот огонь – единственное, что имеет цену и женщина должна оберегать его любой ценой. Слышен грохот, должно быть, ветер смахнул посуду со стола или глиняные таблички с полок, но она сидит, не шевелясь, пока порыв не стихает, а огонь не становится чуть ярче. Затем она встает, берет плотную ткань, должно быть одеяло, и набрасывает на разбитое окно, плотно задвигая засов. Огонь, будто почувствовав, что опасность миновала, разгорается с новой силой, освещая лицо женщины и ту лачугу, в которой она живет.
Она не молода, щеки опали, а кожа покрыта морщинами. Одного взгляда в ее серые глаза хватает, чтобы понять – она многое и многих пережила. Но аккуратное платье на стройной фигуре, длинные расчесанные волосы цвета темного дерева говорят о том, что она хорошо держит себя.
Все ее жилище – одна небольшая комната. Две кровати, грубо сбитый стол, полки и большая каменная печь. На полу валяются чашки и тарелки. Те, что были сделаны из глины, разбились, костяные и деревянные уцелели. Она подбирает их все и бережно ставит на стол. Затем берет метлу и аккуратно сметает разноцветные осколки стекла, бывшие когда-то витражным окном. Признак былой роскоши также не уместный в этой лачуге, как и резной посох с крупным зеленым камнем, когда-то принадлежавший ее мужу. Она достает из-под кровати коробку и ссыпает в нее все осколки до одного в компанию к разбитым глиняным табличкам, сломанным перьям и продырявленной фляге.
В голове всплывают его слова. «Я иду в деревню, Хельга. Староста вызвал, им нужна моя помощь. Береги огонь. Вряд ли вечером у меня будут силы рисовать новый, а эти холодные ветра могут задуть его в два счета. Не скучай. Я скоро вернусь».

@темы: Творчество

Книжная полка

главная