Kerbin
Я скоро вернусь

Резкий порыв ветра распахивает окно, и осколки стекла со звоном осыпаются на пол. Она сидит у ослабевшего огня, заслоняя его собой, обнимая, будто дитя. В комнате полумрак, виден лишь ее сгорбленный силуэт и густые волосы, через которые прорывается пламя. Она не боится жара, в ее холодном мире этот огонь – единственное, что имеет цену и женщина должна оберегать его любой ценой. Слышен грохот, должно быть, ветер смахнул посуду со стола или глиняные таблички с полок, но она сидит, не шевелясь, пока порыв не стихает, а огонь не становится чуть ярче. Затем она встает, берет плотную ткань, должно быть одеяло, и набрасывает на разбитое окно, плотно задвигая засов. Огонь, будто почувствовав, что опасность миновала, разгорается с новой силой, освещая лицо женщины и ту лачугу, в которой она живет.
Она не молода, щеки опали, а кожа покрыта морщинами. Одного взгляда в ее серые глаза хватает, чтобы понять – она многое и многих пережила. Но аккуратное платье на стройной фигуре, длинные расчесанные волосы цвета темного дерева говорят о том, что она хорошо держит себя.
Все ее жилище – одна небольшая комната. Две кровати, грубо сбитый стол, полки и большая каменная печь. На полу валяются чашки и тарелки. Те, что были сделаны из глины, разбились, костяные и деревянные уцелели. Она подбирает их все и бережно ставит на стол. Затем берет метлу и аккуратно сметает разноцветные осколки стекла, бывшие когда-то витражным окном. Признак былой роскоши также не уместный в этой лачуге, как и резной посох с крупным зеленым камнем, когда-то принадлежавший ее мужу. Она достает из-под кровати коробку и ссыпает в нее все осколки до одного в компанию к разбитым глиняным табличкам, сломанным перьям и продырявленной фляге.
В голове всплывают его слова. «Я иду в деревню, Хельга. Староста вызвал, им нужна моя помощь. Береги огонь. Вряд ли вечером у меня будут силы рисовать новый, а эти холодные ветра могут задуть его в два счета. Не скучай. Я скоро вернусь».

@темы: Творчество