Kerbin
Просто зарисовка, написавшаяся в ночи после просмотра 4-х серий Настоящего детектива:


Старый архив был похож на пещеру. Холодный темный коридор, стены, испещреные неумелыми графити, треск галогеновой лампы.

Неандертальцы, что когда-то работали здесь, давно вымерли, так и не научившись высекать огонь из лучевой трубки и рисовать заключения с помощью струйного принтера. Их отправили на пенсию еще при мамонте Франклине Рузвельте.

В конце пещеры место вождя. Он тоже на пенсии, но ему на это плевать. Лицо будто высечено из камня, никто не помнит, когда он улыбался в последний раз. Его прошлых коллег давно нет, а новые не спускаются в старый архив.

Перед ним на столе толстая папка. Он смотрит на нее, как на дар богов и как на проклятие.
Сидя в облезшем кожанном кресле, за дубовым столом, поеденным короедами, он похож на царя первобытных зверей.
Он знает содержимое этой папки наизусть: фотографии, досье, акты допросов. Но открывает ее вновь - шаманский ритуал, которому его когда-то научили. "Всегда можно накопать что-то новое" - так говорил напарник.
Так и есть, Барни. Всегда можно. Даже если дело закрыли двадцать лет назад. Даже если оно нужно только тебе. Даже если ты не пережил ледниковый период.

Он берет папку, открывает на первой странице. Закуривает сигару, делает глубокую затяжку.
На него смотрят голубые глаза. Фотография черно-белая, но сознание достраивает портрет. Кашановые волосы, легкая полулыбка, родинка на левой щеке...
Ну что ж, начнем с мотива. Кому было выгодно убить тебя, Ребекка?